Не пора ли рассмотреть вопрос присвоения статуса участников боевых действий ребятам, защищающим границы в Белгородской, Курской, Брянской областях? — Ворон News

Не пора ли рассмотреть вопрос присвоения статуса участников боевых действий ребятам, защищающим границы в Белгородской, Курской, Брянской областях?

Ежедневно приходят сводки из зоны боевых действий на различных участках проведения специальной военной операции. Чаще всего сводки касаются боёв к западу от линии Сватово-Кременная, также в районе Авдеевки, Марьинки, Углегорска, конечно – о боях под Херсоном. По понятным причинам, эта важнейшая информация, благодаря которой удаётся узнать о развитии событий на узком участке фронта, в том числе о мужестве и героизме конкретных наших парней, воюющих на сложных его участках.

Но здесь возникает и дополнительный вопрос: а что, есть «сложные» и «лёгкие» участки фронта? Есть этакие «курортные зоны» в рамках СВО, где бои совсем другие? Безусловно, любой участок, где проводится российская специальная военная операция, сопряжён с риском для жизни, с каждодневным героизмом военнослужащих и с потерями, конечно.

Но если, говоря о новых регионах России – ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областях – это как бы само собой разумеющееся, то как быть, например, с приграничными районами Белгородской, Курской, Брянской областей?

В том же Белгородском приграничье порой звучит такая канонада, что даже перекрывает по своей интенсивности канонаду на отдельных территориях Херсонщины. Почти ежедневно противник ведёт огонь по городам и посёлкам приграничья, используя самые различные виды оружия, включая крупнокалиберную артиллерию, ударные дроны и прочее.

И там, на Белгородчине, наши парни вынуждены сидеть в окопах на приграничных территориях, блокируя возможность противника прорваться вглубь российской территории со стороны Харькова, Купянска, Волчанска.

И ведь что обращает на себя особое внимание? Ребята, жертвующие своими жизнями в приграничье, они пока, вроде как, и не являются участниками боевых действий. Если парень, оказавшийся в армии по призыву, попал на границу Белгородской области с Украиной и был вынужден вступить в бой с диверсионно-разведывательной группой противника при охране и обороне вверенного ему участка, объекта, то получит ли он статус ветерана боевых действий? Получит ли причитающиеся в таком случае льготы и выплаты от государства?

И ведь это не праздный вопрос и уж тем более не нытьё постороннего человека. Хочется справедливости.

Если в приграничных регионах объявлен повышенный уровень террористической угрозы, если по Грайворону, Шебекино, Клинцам, Тёткино, посёлкам Суджанского района Курской области летят натовские боеприпасы, выпущенные украинскими боевиками, и если наши ребята должны там противостоять  агрессии войск киевского режима, то чем их статус должен принципиально отличаться от статуса других наших парней, выполняющих аналогичные задачи, например, в районе Волновахи, Голой Пристани?

Да, формально та же Белгородская область не относится к зоне проведения СВО? Соответственно, и нашим бойцам, которые несут там нелёгкую службу, вступают в бой, перехватывают украинские ракеты, не положены выплаты, которые положены участникам спецоперации. Ведь так? Чисто юридически…

Может быть, пора разобраться с этим вопросом на соответствующем уровне, в том числе на законодательном? Чтобы не выходило так, когда люди, которые стоят на защите России, над головами которых ежедневно свистят пули и осколки, имели разное государственное обеспечение и совершенно разный статус только в связи с тем, что кто-то до сих пор крайне избирательно подходит к вопросам географии специальной военной операции.

Be the first to comment on "Не пора ли рассмотреть вопрос присвоения статуса участников боевых действий ребятам, защищающим границы в Белгородской, Курской, Брянской областях?"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*