Эксперты усомнились в принадлежности останков царской семье? — Ворон News

Эксперты усомнились в принадлежности останков царской семье?

царская семья

Практически незамеченной крупными средствами массовой информации оказалась информация о выводах, сделанных независимыми экспертами после изучения данных об останках царской семьи (семьи Николая II Романова). Эти выводы в феврале представила комиссия в составе Эмиля Агаджаняна (врача-стоматолога, вице-президента Стоматологической ассоциации Санкт-Петербурга, члена Европейской ассоциации эстетической стоматологии, члена Американской ассоциации косметической стоматологии), а также историков Леонида Болотина и Алексея Оболенского.

Экспертиза, как сообщает издание «Московские ведомости», проводилось на основании обращения Русского культурно-просветительского фонда им.Св. Василия Великого. Тщательно исследовались материалы о лечении Николая II и членов его семьи и наличествующее состояние зубочелюстной системы «екатеринбургских» останков.

Правительственная комиссия, возглавляемая Б. Немцовым, опираясь на данные следствия и проведенных экспертиз, признала обнаруженные в Поросенковом Логу под Екатеринбургом скелетированные останки принадлежащими:

№ 1 — Демидовой Анне Степановне;

№ 2 — Боткину Евгению Сергеевичу;

№ 3 — Великой Княжне Ольге Николаевне;

№ 4 — Императору Николаю Александровичу;

№ 5 — Великой Княжне Анастасии Николаевне;

№ 6 — Великой Княжне Татьяне Николаевне;

№ 7 — Императрице Александре Федоровне;

№ 8 — Харитонову Ивану Михайловичу и

№ 9 — Труппу Алоизию Егоровичу.

Русская Православная Церковь и значительная часть независимых экспертов, в том числе нынешний руководитель Следственного комитета России А.И. Бастрыкин, не согласились с выводами комиссии Б. Немцова либо не признали их доказанными.

Ответы на вопросы дополнительной экспертизы невозможны без небольшого вступления. Дело в том, что как в исследовании господина В.Л. Попова, так и в исследовании господина Г.А. Пашиняна есть ошибки и опечатки, без уточнения которых невозможно правильно ответить на поставленные вопросы.

В исследовании Попова говорится о том, что нижний правый восьмой зуб черепа № 4 был удален за 2—3 месяца перед смертью, а нижний правый шестой был удален задолго до смерти. На самом деле это не соответствует обстоятельствам дела, так как и на рентгеновских снимках, и на фотографиях нижней челюсти из представленных на исследование материалов ясно видно, что на самом деле именно нижний правый шестой зуб был удален за 2—3 месяца до смерти, а правый нижний восьмой зуб был удален задолго до смерти. Также неправильно указано, что свежее удаление имеется в области 36 зуба. На самом деле оно в области 38 зуба. У господина Пашиняна ошибок еще больше, только их простое перечисление и описание взаимоисключающих утверждений может занять целую страницу. Но о свежих удалениях в области 38 и 46 зуба у него написано верно.

Таким образом, мы должны понимать, что в дальнейшем речь пойдет не о 36 и 48 зубах, а о 38 и 46 зубах (по стоматологической схеме зубов) как удаленных предположительно за 2—3 месяца до смерти человека, которому принадлежит череп № 4.

Необходимо отметить еще одно серьезное несоответствие выводов дополнительной судебно-стоматологической экспертизы (экспертизы по материалам дела), специалистов Московского медицинского стоматологического института им. Н.А. Семашко в период с 02.12.1997 по 15.01.1998 под председательством профессора Г.А. Пашиняна. В тексте экспертизы и ее выводах мы опять наблюдаем взаимоисключающие утверждения. На странице 442 скелет № 5 признан принадлежащим Великой Княжне Татьяне, а скелет № 6 — Великой Княжне Анастасии. Но уже на странице 447 мы наблюдаем обратную картину. Теперь скелет № 5 признается принадлежащим Великой Княжне Анастасии, а скелет № 6 — Великой Княжне Татьяне. В окончательных выводах комиссии на странице 479 мы снова наблюдаем подмену: скелет № 5 опять признается принадлежащим Великой Княжне Татьяне, а скелет № 6 — Великой Княжне Анастасии.

На странице 446 эксперты утверждают, что «на основании проведенных макроскопии и стереомакроскопии, одонтометрии, рентгенографии черепов, челюстей и отдельных зубов, рентгеноэнцефалометрического исследования телерентгенограмм черепов № 3—7 и с учетом результатов рентгеноспектрального анализа протезов, искусственных зубов и пломб экспертная комиссия пришла к следующим выводам: биологический возраст лиц, которым принадлежали исследованные останки, составил для черепа № 5 — около 18—20 лет, № 6 — около 19—21 года». Такие же результаты получены в экспертизе В.Л. Попова. На странице 43 в «таблице 7» указано, что череп № 5 принадлежит девушке 17—20 лет, а череп № 6 девушке 20—24 лет. В результатах экспертизы по фотосовмещению имеющихся портретов авторы сами указывают на явное противоречие между утверждением, что череп № 6 может принадлежать Великой Княжне Анастасии, так как, по всем данным, это скелет человека в возрасте 20—24 года, и под этот возраст подходит только Великая Княжна Татьяна, а Великой Княжне Анастасии на момент смерти было 17 лет. Но фотосовмещение показало, что Великая Княжна Татьяна никак не совмещается с черепом № 6, поэтому владелицей черепа № 6 признана Великая Княжна Анастасия, фотосовмещение которой больше подходит под череп, но не подходит по возрасту. Признать очевидное, что, скорее всего, эти черепа принадлежат другой семье (а не Царской), видимо, было невозможно (по субъективным причинам), поэтому в выводах эксперты пошли против всех других собственных экспертиз, плюс экспертизы господина В.Л. Попова, которые признали череп № 5 принадлежащим девушке 17 лет, а № 6 принадлежащим девушке в возрасте 21 года. В дальнейшем мы покажем, что принадлежность черепа № 6 девушке 21 года куда более логична, чем другие версии.

Фактически комиссия оспаривает выводы предыдущей комиссии, «точно» подтвердившей принадлежность обнаруженных под Екатеринбургом останков царской семье.

Подробности

 

 

Be the first to comment on "Эксперты усомнились в принадлежности останков царской семье?"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*