О незыблемости чистоты американского спорта

Симона Байлз

В аптеке мистера Ву в Сиэтле образовалась небольшая очередь. «Мы вчера занимали», — с наряжёнными лицами в помещение ввалились двое темнокожих парнёй крепкой наружности. Оттолкнув старушку Мэгги Донахью, которая обычно покупала здесь снотворное, парни начали протискиваться к окошку, попутно соскребая о рекламную вывеску налипший снег с полуботинок на высоких «шпильках».

Расстегнув тёплое полупальто с надписью «USA Tennis Team», один из парней позволил посетителям, вместе с брякнувшейся от удара крепким плечом под столик миссис Донахью, обнаружить у себя грудь. «У тебя третий или четвёртый?» — захотел поинтересоваться последний натурал района Пайонир Сквер булочник Марк, забежавший за аспирином, но краем глаза увидевший, как парень с грудями шпилькой давит очки старушки Мэгги, пытающейся выбраться из-под стола, решил свой вопрос оставить при себе.

«А. Это вы, девочки… Подхо..!» — не успел договорить до конца фразу мистер Ву, как перед его носом возник клочок бумаги, исписанный мелким почерком.

«Не тяни резину, очкарик, давай, что написано», — протянул второй парень, ковырявшийся спичкой в зубах.

«Сию секундочку, Серена! Сию секундочку, Венус!» — воскликнул аптекарь и, перебирая губами, бросил к полке с красной надписью «Осторожно! Сильнодействующее. Только по рецепту».

Парни, которые оказались не совсем парнями (по крайней мере, булочник Марк, хорошо знающий отличия людей по вторичным половым признакам, всё ещё сомневался в однозначности гендерной принадлежности посетителей), громко выругались на мистера Ву, заявив, что он медлительнее сонной мухи.

«Эй, клоун, давай нам быстрее наши колёса, что врач прописал», — чередуя слова местными идиоматическими выражениям, заявила Серена. Кому-то в рассыпавшейся очереди показалось, что дама добавила и неполиткорректное «узкоглазый». Но все посетители решили, что именно показалось…

«Ты что, чмошник, хочешь лишиться своего бизнеса? Ты разве не видишь, что мы больны, а ведь нам нельзя пропускать тренировку. Послезавтра матч с этой, погрязшей в допинге, Шараповой. Будем надеяться, что её отстранят пожизненно», — подхватила Венус.

Мистер Ву вынул из шкафа две упаковки с надписью «Гидрокортизон» и начал протягивать звёздам самого чистого в мире тенниса. Серена, выхватив их из рук аптекаря, раскрыла одну из упаковок и забросила несколько таблеток в широкий рот быстрым движением. «Воды дай», — выхватила бутылку колы у булочника Марка, низким голосом произнесла гордость американского чистого спорта, громко рыгнув спустя мгновение.

Венус, тем временем просунув руку через окошко, взяла аптекаря-китайца за кадык и произнесла так, что слышно было по всему Пайонир Сквер даже при закрытой входной двери:
«Вытаскивай всё, китайский коммуняка! Где мой преднизолон и формотерол?! Ты у меня сейчас портрет, как там его, Мао… э-э-э, — «Цзэдуна», — подсказал мистер Ву после повисшей паузы, — «Его самого, — согласилась Венус, — «…жрать будешь».

Сёстры Уильямс покинули аптечное помещение. Миссис Донахью, собрав то, что осталось от её очков в морщинистую руку и, с помощью булочника Марка выбравшись из-под стола, произнесла: «И всё-таки хорошо, что наш спорт чистый. Не то, что у этих русских».
«С этим трудно спорить, мэм. Не представляю, почему этот МОК ещё продолжает цацкаться с русскими после всех этих сообщений о расцарапанных пробирках и тоннах запрещённых препаратов, которые в России употребляют ещё со школы», — добавил Марк.
Мистер Ву, дожёвывая портрет Мао Цзэдуна, который, вытащив из его нагрудного кармана, эйсом поместила в ротовую полость аптекаря Венус, заметил:

«Я всегда поддерживаю этих девушек на турнирах. Ведь они такие болезненные. Завтра скажу жене, пусть подогреет козьего молочка – может, хотя бы это укрепит их иммунитет в такую морозную погоду. Да хранит их господь, как и всю Америку».
Расчувствовавшись, мистер Ву позвонил на радио и заказал исполнение американского гимна в честь будущих побед чистого американского спорта.
Слушая гимн на другом краю Америки — в Майями — четырёхкратная олимпийская и десятикратная чемпионка мира по гимнастике Симона Байлз со слезами умиления на глазах заела двойным бургером с майонезом 8 таблеток метилфенидата, помогающего ей справиться с синдромом недостатка внимания.

Стоявший рядом с Симоной доктор сборной США по гимнастике показал на пролетавшую в тот момент над их головами двухвостую зелёную собаку. Симона дружелюбно помахала ей рукой: «Привет, собака!»
Где-то в радости от выявленной ужаснейшей системы употребления допинга российскими спортсменами тихо отходил ко сну Гриша Родченков. «Привет, собака!» — слышалось Грише сквозь первый цветной сон…

 

Be the first to comment on "О незыблемости чистоты американского спорта"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*