Во власти сетевых магазинов, или Продовольственная наркомания — Ворон News

Во власти сетевых магазинов, или Продовольственная наркомания

Прогуляемся по любому среднестатистическому современному российскому городу (а так как наши читатели представляют Россию от Калининграда до Владивостока, то можно себе такое позволить – как из личного опыта поездок по стране, так и из бесед с друзьями и коллегами из отдалённых регионов). Прогуляемся с целью уточнения «гастрономии».

Практически все города нашей страны объединяет то, что буквально повсеместно – от центра до окраин и наоборот – царит так называемый ритейл. Сетевые магазины (гипер-, супер-, мега- и прочие маркеты) практически с одними и теми же продуктовыми товарами. — С товарами, расположение которых на полках перманентно меняется для «удобства покупателя», стали настолько обыденной вещью, что большинство людей, прибывая в другой город, уже на каком-то рефлекторном уровне ищут «знакомое и родное» из серии «Магнитов», «Пятёрочек», «Ашанов», «О’Кеев» и прочих «Пятью пяток» и «Перекрёстков». И чтобы не нашёл человек ничего из представленного списка от Сочи до Мурманска и от Южно-Сахалинска до Санкт-Петербурга – нонсенс. Такого не может быть, потому что не может быть никогда – как-то так… И в посёлках городского типа, и даже в сёлах – сетевой ритейл повсюду.

 

Сетевые магазины в России

Автор рисунка — Николай Шалаев

Он везде, и даже если ты не хочешь идти в какой-нибудь мегамаркет, а ищешь обычный магазин (как принято говорить, шаговой доступности), то мегамаркет сам придёт к тебе – сначала в твой район, потом в твой квартал, потом – и в твой двор…

Монтаж магазина, открываемого по системе франшизы, осуществляется на два-три порядка меньше по срокам, нежели постройка детского сада, школы или поликлиники. Собираются как лего, продукты уже ожидают новых полок в заранее затаренном логистическом центре – и народ, для которого до открытия этого магазина в квартале действовали ещё три-четыре подобных, начинает идти и туда. Идём как те зомби из голливудских фильмов – буквально руки вперёд и хоть на полусогнутых… Идём за пакетом молока, кульком сахара и батоном, а возвращаемся обратно с полной авосьской того, что совершенно по неведомым нашему рассудку причинам в этом самой авоське оказалось.

«Пакетик нужен?» — звучит голос кассира. Да он мне, простите, нафиг не нужен, потому что я хотел только хлеб взять… И пакетиков у меня этих дома уже столько, хоть самому предлагай кассиру. Но на кассе сидит человек, заработок которого зависит от того, скольким покупателям он «впарит» «скидочный» кофе, батончик для похудения или три пластиковых банки майонеза, перевязанных скотчем с издевательски манящей надписью – «три по цене двух». Мне и одной-то банки не было нужно, но кассир делает такое лицо, что в глазах видишь, как минимум, троих гипотетических её (его) малолетних детей и престарелую тётку на иждивении. Вот так в руках оказывается и хлеб, и майонез и «скидочный» кофе. Плюс – опять пакет, ведь не в ладонях же всё это нести…

В сетевых супермаркетах Воронежской, Тамбовской, Курской областей на полках лежат кировские пряники и стоит сок из Перми. Да-да… пермские соки… В то же время где-то в сибирской части России можно встретить мучные изделия из-под Рязани или Брянска. Такая «квантовая» логистика, видимо, исчисляется некими неведомыми простому обывателю формулами, которые отметают саму возможность обмена регионов теми товарами, которые действительно (по объективным причинам) невозможно произвести в отдельно взятом субъекте РФ. Судя по всему, ближе, чем Кировская область, пряники с мятным вкусом под Тамбовом и Воронежем достать негде. Но даже не логистика сетевого ритейла вызывает главный вопрос.

А главный вопрос задают не только рядовые потребители продовольственных товаров, но и целый ряд их производителей. Знакомый фермер, занимающийся производством молочных продуктов отменного качества, задаётся резонным вопросом: почему при постоянных заявлениях с высоких трибун о необходимости поддержке отечественного производителя и малого бизнеса, малый бизнес фактически затаптывают сетевые гиганты и крупные агрохолдинги? Почему фактически уничтожается возможность реальной добросовестной конкуренции, которая действительно позволила бы населению получать не перепичканные «ароматизаторами – загустителями — усилителями вкуса — сохранителями цвета» подобия йогуртов, колбас и напитков? Если кто-либо из мелких производителей/хозяйств пытался выйти со своей продукцией на тот же сетевой ритейл, то понимает, о чём речь. Сделать это в подавляющем большинстве случаев нереально. Одни справки о фитосанитарном соответствии молока вашей «бурёнки» обойдутся вам в литры пота и такие тысячи, которые вы не сможете окупить, даже если справки в итоге будут собраны (что уже само по себе в условиях никуда не исчезающей бюрократии «на местах» близко к сути понятия «миссия невыполнима»).

Возможен выход на мелкие торговые точки. Но весь вопрос в том, а сильную ли конкуренцию эти самые мелкие торговые точки способны составить в нынешних условиях монстрам сетевого ритейла? Как уже отмечалось, магазины шаговой доступности фактически вычёркиваются из списка действующих торговых точек многочисленными мелкими «филиалами» тех самых «магнитопятёрочкоперекрёстков». Другими словами, если выход на небольшую торговую точку и получен, то с полноценной конкуренцией беда. Нужна реклама качества продукции — нужно формирование круга постоянных клиентов, нужно работать над снижением цен. Но качественная продукция по определению не может стоит копейки – вот, в чём ещё одна проблема. Иначе крестьянин попросту не сможет расплатиться за взятый у банка «льготный» (процентов так по 14…) кредит. Зато у продукции, которая может выстоять даже открытой на жаре под 30 по Цельсию двое суток – и ни одна муха не сядет – реальные ценовые преимущества. А просто потому что там если и есть какой-то намёк на молоко, то, разве что, на «птичье», причём вовсе не в кондитерском понимании этого слова…

О железнодорожных составах наиболее дешёвых сортов индонезийского пальмового масла все слышали. А тут ещё и видеть не так давно пришлось. И ведь практически все мы это едим – под видом «чудесного» йогурта или «деревенской, по бабушкиному рецепту» сметанки. Судя по всему, у большинства современных крупных производителей продовольственных товаров есть своя индонезийская бабушка с двором, утопающим в пальмах…

Не так давно, на Петербургском экономическом форуме наши гуру экономики снова говорили о том, что в сфере развития сельского хозяйства нам важно контактировать с Израилем, Францией, Индией, Германией. Да, поучиться у Израиля хотя бы тому, как можно в государстве, не просматривающемся на карте мира, вырастить столько, что прокормить и самих себя и ещё десятки миллионов человек за рубежом, конечно, можно. Но можно и дать возможность российскому крестьянину выйти на отечественный рынок не строго «дозировано», чтобы «не зажирел от доходов», а так, чтобы само понятие израильский, ровно как и египетский, французский и прочий, картофель (хотя бы картофель) уступило место понятию «картофель наш». А в целом, чтобы и крестьянин тоже наш.

Крым наш – смогли же. Неужели в сфере обеспечения народа качественной продукцией без прикормки сотен посреднических контор и офисов, срубающих бабло на здоровье людей и подсаживающих население на «гипермаркетовую наркоманию», у нас всё сложнее?.. Ведь дело не только в поддержке малого и микробизнеса, дело и в продовольственной безопасности, и в охране здоровья нации.

Если в своё время село выступало кормильцем, то теперь село грузится в автобусы и электрички и отправляется за той же индийской или израильской картошкой в город — в гипермаркеты. Приезжаешь в село, чтобы купить свежих овощей, а тебе из двора отвечают: так сами покупаем о заезжего армянина, а сегодня он ещё со своей лавкой не приезжал. Вот и весь ответ…